Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone
Новости

Особые дети
в детский домах-интернатах

В России уже два года действует Постановление Правительства РФ №481
«О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», которое запустило реформу детских домов-интернатов. Центр лечебной педагогики подключен к мониторингу этих учреждений, инициированному вице-премьером Ольгой Голодец. Директор ЦЛП Анна Львовна Битова рассказывает о том, как сейчас живут особые дети в ДДИ и что каждый из нас может для них сделать.
Анна Львовна Битова
Директор центра лечебной педагогики
Что хочется сказать вообще про ситуацию с детскими домами-интернатами. Их все-таки не так много. Если не брать крупные регионы, то в каждом регионе один-два интерната. Есть еще детские дома-интернаты для детей, имеющих психические нарушения. Их обычно один-два, в Москве и Санкт-Петербурге больше. Получается, что на весь регион один такой дом, он обычно где-то далеко, практически никогда не бывает в столице.

Сейчас мы были в Воронежской области. До детского дома-интерната, расположенного в Бутурлинке, ехать 2,5 часа. И хотя от Воронежа остались приятные ощущения: хорошая материально-техническая база, все отремонтировано, дети живут в чистых помещениях, есть мебель и одежда красивая. Но все равно это история про закрытые учреждения, в которых эти дети живут всю жизнь. Нам дали статистику очень интересную: большое количество детей приходит из Дома ребенка.

Ребенок попадает в Дом ребенка, в 3-4 года он переселяется в детский дом-интернат, где живет до 18 лет и потом переходит во взрослый психоневрологический интернат. Если из Дома ребенка усыновляют много, то из детского дома-интерната практически нет усыновления.

Человек живет всю жизнь в месте, где у него нет своих личных вещей, или они находятся у кастелянши или старшей медсестры. Для того чтобы пойти взять какую-то свою вещичку, одежду свою, в большинстве интернатов нужно получить на это разрешение. Непонятно, каким образом можно выйти из этой системы.

Дети, конечно, имеют нарушения развития. Но в этом и состоит обучение. Многие из них продолжают есть в кроватях, спать в том же месте, где они едят, и там же учиться, и там же играть. Из прекрасного – более-менее везде началось обучение.

Школа может сделать невероятно много. Каждый ребенок будет получать 21 занятие в неделю. Это много. Многие из них на надомном обучении, то есть это огромное вложение индивидуального ресурса. Человек, который придет лично к этому ребенку, будет ходить к нему каждый день или несколько раз в неделю. Это должно принести поразительные результаты, если все будет сделано правильно. Если ребенка можно будет вынуть из кровати. И будет место, куда его можно будет отвести: игровая, комната для занятий или хотя бы угол в общей комнате, в которой они живут.

Будет правильно, если учитель будет участвовать также и в быту, учить его есть. Сейчас он лежит в кровати, и его никто не учит есть. Если человек ест сам, то он уже человек, он уже взрослый. А если человека кормят, то это значит, что он грудной, он маленький, и таким он может остаться очень надолго.

Одевается ли он? Выходит ли он на улицу? Что он видит на улице? Если воспитательница или няня выходит с большой группой детей, что она может сделать с ними на улице? При том что часть из детей ограниченно подвижна. Если это индивидуальное занятие учителя, то он взял ребенка, он показал ему траву, он показал ему землю, они посмотрели на деревья, они сходили к речке. Он может сделать гораздо больше. Я очень большие надежды возлагаю на школы. В Воронеже школа только начала работать, но мы очень надеемся, что это все еще придет.

В интернатах находится очень много детей, у которых есть родители. Понятно, что родителю, у которого родился ребенок с тяжелыми нарушениями, очень тяжело. Он должен работать, не на кого оставить, нет денег, тяжелый уход, часто не удается спать. Многие родители, тем не менее, выбирают этот путь, но для части он оказывается невозможным. По разным причинам: бывают другие дети, бывают родственники, которые требуют ухода, или сама мама тоже не очень здоровый человек.

И тогда ребенок, имеющий родителя, оказывается в детском доме-интернате. Мечтается, чтобы мама к нему приезжала. Не время от времени, а регулярно. Может быть, маме надо помочь – ее подвезти. Мечтается, чтобы ребенок хотя бы периодически навещал родной дом. Даже из армии иногда выпускают на побывку, а интернат – место, откуда не ездят домой. Может быть, интернат должен тратить какое-то время и силы на поддержание детско-родительских связей. Можно было бы взять своего ребенка на каникулы. Может быть, интернат вместе с добровольцами мог бы сделать какое-то мероприятие. Таких мыслей очень много – что можно было бы сделать для того, чтобы эти люди, которые живут всю жизнь в закрытом учреждении, получили больше впечатлений.

Конечно, часть из них выходит: на праздники, спартакиады, ездит на соревнования. Но часть не выходит практически никогда. Очень хочется найти добровольцев, которые были бы готовы ходить в детские дома-интернаты. У нас есть группа, которая ходит в Москве и Московской области в детские дома-интернаты. Вдруг кто-нибудь из вас захочет. Присоединяйтесь к нам!

Вдруг вы живете в каком-то дальнем регионе – напишите, если вы готовы пойти и подружиться с каким-то ребенком в интернате, дать ему возможность увидеть еще какой-то кусок жизни и узнать, что мир не только за стенами, пускай даже и хорошо покрашенными.

Контакты координатора программы в Москве и Подмосковье:
+7 (906) 039-11-73, Софья
tatasheva.s@gmail.com

Контакт для регионов: ccpmain@ccp.org.ru с пометкой в теле письма «Хочу быть волонтером»

Если информация вас заинтересовала, расскажите о ней друзьям. Спасибо!